Первая ночь

Когда Бог создал и небо, и звёзды, и землю, и остальную чепуху – среди сотворённого обнаружился Адам. Бродил он одиноко меж халвичных гор, персиковых деревьев и рек
из молока. Тут же, в не меньшем сплине, пресмыкался низкий и гадкий змей.
Кыш отсюда, ползучий! Речь пойдёт не о тебе, чудовище, а о любви.

Откуда бы взяться последней, если Адам и змей никак не могли полюбить друг друга?
Слышу голоса, вопрошающие «отчего же?». Отвечу: «Не могли, и баста!». Бог это сразу понял, только увидел змея, приползшего греться в лучах господней любви. «Фу, какой же ты низкий
и гадкий!» — сорвалось с Божьих уст. Так он сказал и зафутболил аспида куда подальше своим велюровым сапожком. Змей с тех пор задумал неладное, но речь пойдёт не о нём, а о любви.

Церемониться было некогда, ведь Адам пребывал в унынии. Тогда Бог хвать его за ребро
и наскоро слепил довольно милую Еву. Адам глазам своим не верил – так она была хороша.
С другой стороны, что он успел повидать за свои неполные сутки жизни? Только полоза.
Но там о любви не могло быть и речи. Зато теперь открывалась широчайшая перспектива, перспектива на весь род людской.

Вдохновлённый таким прозрением, Адам пошёл сыпать комплиментами:

— Странно, ещё мгновение назад ты была моим ребром, и я не испытывал к тебе ничего сверх того, что испытываю ко всякой своей кости. Но вот ты здесь, и я чувствую жар, холод, силу
и дрожь. Мне кажется, я должен обнять тебя!

Тут он раскинул руки, подобно крыльям дракона, схватил Еву целиком и бросился с нею наземь. Женщина была полностью огорошена: она ещё не успела осознать себя чем-то отличным от ребра, а уже каталась в траве с мало знакомым ей существом. Еве оставалось радоваться лишь одному – тому, что это был Адам, а не какая-нибудь ползучая гадина,
с которой не могло быть и речи о любви.

Бог притушил светло, и на копошащихся влюблённых спустилась ночь. После непродолжительной схватки всё замерло. Вот захрапел Адам. Чуть позже послышалось тихое, почти детское сопение Евы. Мир уснул, чтобы с рассветом снова вскочить на ноги…

Однако церемониться было некогда, и Бог растолкал людей ещё до зари. Те кое-как разлепили очи, чтобы выслушать создателя. Он собирался сообщить нечто важное, настолько важное, что поначалу Бог хотел, чтобы Адам и Ева конспектировали его выступление, но вовремя вспомнил о том, что письменность ещё не изобретена.

Речь Господа длилась довольно долго. По правде говоря, она длится до сих пор. Но, если коротко о том, что касалось собственно Адама и Евы, то Бог объявил их мужем и женой и сказал, что первая брачная ночь уже состоялась. Супруги, понятно, были разочарованы.
Ева сказала, что ничего особенного не почувствовала, Адам утверждал, что всего лишь сбросил напряжение. В один голос они твердили, что для первой ночи это как-то кисло. Господь успокоил их тем, что дальше будет веселее, и советовал практиковаться.
Адам и Ева верить не хотели и наперебой упрашивали Бога сотворить для них что-нибудь поинтереснее, например – мифы и легенды, вязание на спицах, модели самолётов, шахматы или горшки для цветов. Господу пришлось на всё согласиться, но с условием, что люди обещают не бросать и это, по его мнению, не такое уж скучное занятие.

— Хорошо! – ответил муж. Видно, он остался не совсем равнодушным к ночному копошению
с женой. – Но я хочу коллекционировать значки!..

Со временем появились мифы и легенды, вязание на спицах и модели самолётов. Правда,
это случилось несколько позже, уже при потомках Евы и Адама. Может быть, первым людям повезло хотя бы с горшками для цветов? Не знаю. Сомневаюсь. Смело можно утверждать лишь одно: Господь был прав — дальше дело пошло веселее, а люди практиковались всё неистовее — до дрожи в коленках, до замирания сердца, до полного слияния.
Ведь речь уже шла не о брачной ночи, речь теперь шла о любви.


2015

Сергей Бородин - Первая ночь
Марк Шагал