Метаморфозы

Я шагал к Людмиле с паспортом.

Свиристели птахи, порхали насекомые, в ивах (или, чёрт-те знает, что это за деревья) шумел камыш. Пахло булками с корицей. Я прямо горлом чувствовал, как все зверушки, даже самые противные – возьми хоть осьминогов, которые были далеко и глубоко — льнули друг к дружке. Можно сказать, наскакивали. А всё потому, что была весна! Разумеется, это была не первая весна в мире, и я понимал, что не последняя, и всё-таки…

Порхали насекомые, и мне порхалось, словно чешуекрылому. Наконец-то, я был счастлив. Сегодня мы подаём заявление в загс. Потом выпьем шампанского брют и съедим киевский торт. Ну, может, не весь съедим, что-то останется на утро… Господи, это не важно!

Важно то, что мы встретились. А ведь могли так и блуждать в этом мире, одинокие, неприкаянные, не познав настоящей любви. Как нам всё-таки повезло!

Когда мы увидели друг друга впервые, а случилось это больше месяца назад, всем — не только нам, я просто уверен, всем вокруг — стало ясно: произошло что-то грандиозное, неописуемое, подлинное. Мир изменился, он завертелся в какую-то другую, более правильную сторону,
с какой-то другой, более правильной скоростью, все кусочки, все казавшиеся лишними детали, собрались в одно, и это одно было чудесно! Я так тебе сразу и сказал тогда, ещё
не зная твоего имени, ещё ничего о тебе не зная, Людмила.

И теперь я спешу на встречу с тобой, я лечу на крылатом коне, прочно держась в седле,
я искусно скачу через лужи, уворачиваюсь от прохожих и у сердца храню ирисы, твои любимые цветы. Вот уже остановка, вот и мой автобус под номером пять…

Ещё минуту назад всё было именно так… И вдруг — не понимаю, что со мной? кто это?
— зелёные глаза, каштановые волосы, смуглая шея, улыбка, поворот – я выпал из седла, выронил поводья, ноги скользнули из стремян, а тело, само по себе, мягко плюхнулось
в траву. Высокую, пахучую траву. Лежу, вокруг зелено, васильки, ромашки, колокольчики,
и впереди только небо голубое. А в небе вместо солнца – она, и свет от неё исходит нежный такой, домашний. Не только свет, но и тепло. Лежу, смотрю, греюсь. Тут и она на меня взглянула. Живо так, интересуясь. У меня будто расширение сознания случилось. Да не будто! Случилось. Я будто проснулся. Да не будто! Проснулся.

Проснулся и протянул ей цветы. Ирисы, откуда-то бывшие у меня с собой.

— Я вас как увидел, сразу понял – мир изменился! Он завертелся в какую-то другую,
более правильную сторону, с какой-то другой, более правильной скоростью…

2014