А я не думал ни о чём

Автор текста «старинной казачьей» песни «Когда мы были на войне»- советский поэт
Давид Самойлов. «Родное» название — «Песенка гусара». Сборник стихов «Голоса за холмами» (1981-1985 гг).
Музыка барда Виктора Столярова.

«Когда мы были на войне», исп. группа «Супер акапелла»

Удивительная трансляция гусарской казачьей «печали-вражды» через женский голос.
В этом варианте текст близок к авторскому. История заканчивается предвкушением «верной пули».
Эх, считай, пропал курилка.

 

«Когда мы были на войне», исп. Ярославский духовенский хор

Пароходом взревел духовенский хор. Прёт моща, прёт!
Здесь над текстом народ потрудился поболе и, что важно, грамотнЕе.
Ну, во-первых, в народном варианте вместо авторского «а я не думал ни о ком» — «а я не думал ни о чём».
Такое расширение простраства от личного до вселенского не может не радовать.
На то он и народ, ёклмн, что велик и могуч.

А во-втОрых, добавлен финальный куплет (с малыми вариациями):

«Но только смерть не для меня,
Да, видно, смерть не для меня,
И снова конь мой вороной
Меня выносит из огня.»

Тут и ежу понятно, что НАШ герой — «вечно молодой и вечно пьяный», и не то чтобы слишком молодой или слишком пьяный, но вечный, сссука, до безобразия, до безОбразности, и, да не убоюсь этих слов, прямо вот гусарский будда. Такая концовочка, я вам доложу, задаёт другие, совсем другие фибриляции души, а именно — громыхательные. За что народу нашему гран-гран-мерси и лишние выходные (кабы я мог, ребятушки, кабы я мог)!

 

Песенка гусара
(авторский вариант — Давид Самойлов)

Когда мы были на войне,
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей
Любимой или о жене.
И я бы тоже думать мог,
И я бы тоже думать мог,
Когда на трубочку глядел,
На голубой её дымок.
Как ты когда-то мне лгала,
Как ты когда-то мне лгала,
Как сердце легкое своё
Другому другу отдала.
А я не думал ни о ком,
А я не думал ни о ком,
Я только трубочку курил
С турецким табаком…
Когда мы будем на войне,
Когда мы будем на войне,
Навстречу пулям понесусь
На молодом коне.
Я только верной пули жду,
Я только верной пули жду,
Что утолит мою печаль
И пресечет мою вражду.