Блаженство эпилептика

Экран разделен на две части, в каждой из которых Шарлотта Генсбур и Беатрис Даль вольно рассуждают о кинематографе, религии, женской сексуальности, смеются над случаями из их жизни, когда парни неловко кончали в неподходящий момент, и обсуждают предстоящие съемки сцены сожжения ведьм. Их искрометный диалог в начале фильма смешной и расслабленный. Однако, когда начинается процесс подготовки к съемке, на экране возникает хаос и беспорядок, никто никого не слушается, все друг на друга жалуются и орут. В такой ситуации вряд ли можно снять что-то стоящее. Но съемочный процесс какими-то невидимыми силами в итоге начинается, и сцена сожжения, от которой не ждешь ничего особенного, учитывая кустарные декорации и бездарные приготовления, будет в итоге снята и показана так, что вгонит зрителя в гипнотическую воронку. Обе актрисы все же «наколдуют» своих ведьм в стробоскопическом эффекте.

В итоге хаос и беспорядок приводят к чему-то настоящему и неподдельному, описывать это бессмысленно, тут все на уровне ощущений. «Вечный свет» Гаспара Ноэ напоминает шаманский перформанс, который нужно смотреть только на большом экране. Картинка пытается менять сознание и это абсолютно легально.