АУТЛО. МЫ ВСЕ — ЖИВОТНЫЕ

Я не люблю опаздывать на начало фильма. И рад, что пришел вовремя на Аутло.

Раньше в кинотеатрах свет в зале угасал медленно, и этот магический момент был особенным, он погружал зрителей в сон, обещая путешествие в другую реальность.

Начало Аутло – ключевой момент фильма, это тот случай, когда пропустить титры непозволительное упущение.

Своеобразный пролог раскрывает на экране калейдоскоп омерзительно-притягательных образов похоти, извращений и soft-porno.

Картинка специально провоцирует зрителя то ли на осуждение, то ли на отторжение. Но каждый внутренне переживает личное восприятие через призму своих убеждений и степени свободы.

В мире беззакония (Outlaw) главным законом выступает моральность, в мире, где все люди — животные, любовь всегда права.   

Зачем смотреть АУТЛО?

Допускаю, что фильм многим не понравится. Это классический арт-хаус, кино «не для всех», а у таких картин не может быть широкого зрителя.

Ценность Аутло в том, что в современном российском кинематографе таких картин катастрофически мало – смелых, свободных и честных.

Имеющиеся огрехи фильму легко прощаются за самобытность взгляда и липкое послевкусие.

Ханженский взгляд на картину уличит ее в непристойности и откровенном эксплуатировании эпатажа над содержанием. Я подозреваю, это умышленно допущено создателями фильма для большей наглядности идеи того, что вседозволенность не есть свобода, а в «ненормальности» порой больше смысла и любви.

Одна из лучших линий фильма – это выразительная игра Евгения Шварцмана в роли Нины. Здесь мужчина женственнее девушек, и это не выглядит наигранно.

Контраст особо проступает при виде неуклюжего танца девушки, в которой нет ни грации, ни магии. А другая ночная бабочка скажет про Нину: «Она у нас недотрога», завистливо оправдывая свою распущенность.

В фильме много ярких персонажей. Образ Нины застенчив и романтичен. Глеб Калюжный в роли уличного хулигана, любителя снега и тупого секса, притягателен своей безразличностью и пофигизмом. А Елизавета Кашинцева она же Аутло, запуталась в лабиринтах собственных желаний. Недаром ее персонаж меняет образы с такой частотой, что невозможно понять, что она такое.

Все они получают то что хотят в этой жизни, расплачиваясь при этом по-разному. Но в итоге каждого из них ждет перерождение, преодоление себя.

И в этом смысле фильм вырастает к финалу во что-то большее, чем то, чем кажется в начале.

Алексей Иванов