А. Нуне «Кем считать плывущих»

Маленькие трагедии мультикультурного Берлина.

Нуне Барсегян переехала из Москвы в Берлин в 93-м году. Она работает в службе психологической помощи иммигрантам из России, а также занимается публицистикой и пишет книги. Её роман двадцатилетней давности «После запятой» получил хорошую критику и вошёл в шорт-лист Премии Андрея Белого. Новое произведение «Кем считать плывущих» – основано на личном документальном материале и заслуживает не меньшего внимания.

Анахарсис, скифский мудрец, на вопрос, кого больше, живых или мертвых, переспросил: «А кем считать плывущих?»

Действие романа охватывает четыре года с августа 2015-го по август 2019-го. Это время, когда Берлин в очередной раз накрывает волна беженцев из мусульманских стран в основном Сирии и Афганистана, а также российских регионов – Дагестана и Чечни. Оказавшись в плавильном котле немецкой столицы, они сталкиваются с различного рода трудностями, но камнем преткновения становятся именно культурные различия. Новоприбывшие не могут смириться, что в детском саду, куда ходят их дети, работает немец-гомосексуал Денни.

Нуне достоверно показывает изнанку Берлина, с которой не сталкиваются туристы и даже обычные иммигранты, переезжающие добровольно по политическим или любым другим причинам, но не гонимые судьбой. Психолог по образованию она легко вскрывает подсознательные установки, страхи и эмоции, влияющие на поведение её персонажей-беженцев. Что ещё более ценно, в описании неприглядного быта и поступков, нет оценок, лишь наблюдение. Сама писательница прячется в романе за героиней Настей, которая также как и она живет в Пренцлауэр-Берге, к тому же обожает фарфор.

«Кем считать плывущих» базируется на серии интервью, которая писательница провела с бежавшими из Сирии и Северного Кавказа. Нуне не пришлось придумывать истории, достаточно было записать то, что рассказывали в бюро помощи, и запомнить кухонные разговоры немцев на Рождество. Написанному веришь хотя бы потому, что читая, как правительство платило хостелам по 30 евро в день за каждого беженца, вспоминаешь аналогичные рассказы знакомых берлинцев. Цифры сходятся.

И все-таки книга больше, чем правдивое описание проблемы адаптации мусульманского населения в европейской стране. Это роман о Берлине, где дрозды дразнят котов, в парках шныряют белки, а сакура может зацвести в январе. О Берлине, где «осси» и «весси» не похожи друг на друга, девушки асексуальны, а однополые семьи с радостью усыновляют детей с синдромом дауна (и это не осуждается большинством). Том Берлине, где помнят Тахелес, татуировки и яркие волосы – это норма, а заросли в Тиргартене по-прежнему действующая гей-точка на карте города.

Читать на Bookmate